Наша Планета Земля

Эскадра Магеллана

Эскадра Магеллана

Долгий путь и жестокая дисциплина португальского адмирала — Магеллана, вызывали недовольство испанских капитанов. Сговорившись, они подняли бунт с тем, чтобы сместить португальца с главного поста. Но адмирал с верными матросами захватил мятежников. Одного он велел повесить на рее, двоих высадил в пустынной местности. Едва миновала эта опасность, как один из кораблей потерпел крушение. Магеллан велел разместить экипаж погибшего судна на оставшихся кораблях. На палубах стало тесно.

Наконец эскадра достигла неизвестной страны. Адмирал назвал ее Патагонией. Один из участников экспедиции, Пигафетга, бывший волонтером на корабле Себастьяно дель Кано, так описал встречу с первым туземцем: «Прошло два месяца, пока мы наконец увидели однажды утром туземца этой страны. К немалому нашему изумлению, на берегу показался почти голый человек исполинского роста. При виде нашего корабля он заплясал, запел и стал посыпать голову землею. Капитан послал нескольких моряков на берег, приказав им такими же знаками выразить ему свое миролюбие и дружбу. Великан понял их и спокойно позволил отвезти себя на маленький остров, где находился капитан. Патагонец был необыкновенно рад встрече с нами и указал пальцем наверх, как бы желая сказать, что мы, вероятно, спустились с неба. Мы накормили его, а затем капитан подарил ему с другими безделушками стальное зеркало. Увидев себя в нем, великан в ужасе отскочил, сбив при этом с ног четырех стоявших позади него матросов…»

18 октября эскадра достигла мыса, а вслед за тем был открыт и пролив. Магеллан поручил своему племяннику Мескито исследовать южную часть пролива, и корабли разошлись. Воспользовавшись этим, экипаж корабля Мескито, сдерживаемый лишь стальной рукой Магеллана, взбунтовался, заковал капитана в цепи и, воспользовавшись попутным ветром, повернул назад. Покинув эскадру, бунтовщики направились обратно в Испанию. Однако и эта потеря не поколебала решения Магеллана продолжать путь.

С большой осторожностью в пролив вошли три корабля. Атлантическая часть пролива сначала радовала путешественников живописными берегами. Однако ближе к выходу в Южное море пролив сужался, превращаясь в узкое ущелье, по обе стороны которого громоздились мрачные скалы. Очень медленно шли корабли среди них. Между тем наступила зима и среди экипажа начались болезни. Спутники Магеллана совсем упали духом, и адмирал вынужден был на время остановиться в одном из многочисленных заливов.