Наша Планета Земля

Капитаны Гемскерк, Рейп и штурман Баренц

Капитаны Гемскерк, Рейп и штурман Баренц

Примерно в последней четверти XV века наткнулись поморы в Баренцевом море на неизвестную землю. Большая группа островов, населенных птицами и белыми медведями, встала на их пути. Хорошее дело — встретить сушу в море. Назвали мореходы ее Землей Грумант и объявили владением Московского государства. Потом кто — то остался тут на зимовку. Выросли первые селения…

«Стоп, стоп! — скажет мне читатель, знакомый с географей. — Как же так? Русские плавали первыми, русские открывали, а море называется именем Баренца, и Грумант на всех картах обозначают как Шпицберген?»

А история здесь такая. В 1596 году решил амстердамский сенат организовать экспедицию с целью «отыскать удобный морской путь в царства Китайское и Синское, проходящий по северу от Норвегии, Московии и Татарии». Долго думали, кого назначить капитанами.

Жили в то время в Амстердаме три известных мореплаватля с большим опытом плавания в северных морях: Якоб Гемскерк, Ян Рейп и Виллем сын Барентса, или просто Баренц. Решили, что командовать кораблями будут почтенные Гемскерк и Рейп, а Баренц пойдет на судне Гемскерка штурманом.

С самого начала экспедиция не заладилась. Баренц настаивал на том, чтобы идти на северо — восток в направлении Новой Земли, Рейп же упрямился и требовал повернуть прямо на север.

Гемскерк согласился с Рейпом, и оба корабля двинулись на север. Дальше Рейп повел себя странно. Он все больше и больше уклонялся к западу, хотя целью экспедиции было найти путь на восток. Что — то такое знал хитрый капитан, о чем не хотел говорить своим спутникам. Не исключено, что когда — то он слышал о плаваниях русских поморов к Земле Грумант и теперь решил первым из западноевропейских мореплавателей «открыть» эти острова. Так это было или иначе, но по прошествии нескольких дней впередсмотрящий корабля Рейпа закричал, что видит землю.

Сначала голландцы приняли ее за Гренландию, но скоро разобрались в ошибке. Перед ними лежал целый архипелаг островов, покрытых множеством зазубренных остроконечных скал. За это и назвали его голландские моряки Шпицбергеном — «острыми вершинами». Так с этим названием острова и попали на географические карты XVII века.

Дальнейшие споры о выборе маршрута привели к тому, что корабли разделились. Упрямый Рейп пошел на север, где, возможно, ожидал встретить свободную от льдов воду, а Гемскерк и Баренц повернули на восток. Однако дальше северо — восточной оконечности Новой Земли продвинуться они не смогли. Наступила осень. И путешественники решили зимовать.

Для голландцев, непривычных к столь суровым условиям, зимовка стала серьезным испытанием. Не выдержав лишений, Баренц заболел. И весной, когда моряки отплыли в обратный путь, он уже не вставал. Умер он в пути, и тело его, по обычаю, опустили в морскую пучину…

На пути домой голландцы встречали много русских. Как оказалось, они давно обжили эти места и чувствовали себя в высоких широтах, среди льдов и снегов, как дома.