Наша Планета Земля

Книги — лоции

Книги — лоции

В штурманских рубках судов сегодня, как и много лет назад, хранятся толстые книги — лоции. Это руководства, помогающие безаварийному плаванию как в своих, так и в чужих водах. В каждой лоции подробно описан один какой — нибудь не очень большой район моря. Указаны мели, ри­фы, фарватеры, особенности берегов и даже выделяющиеся постройки на берегах. Немало в них сведений о течениях, приливах и погоде. Про то, где и как удобнее становиться на якорь и укрываться от непогоды. В каждой лоции описа­ны порты мира со своими рейдами и гаванями. Читать эти книги невероятно интересно.

Однажды попалась мне в руки старинная лоция в красном сафьяновом переплете с золотым тиснением по краю. Издана она была в 1817 году. И вот что я в ней прочел: «Лоция или путеуказание к безопасному кораблеплаванию по Финскому заливу, Балтийскому морю и Категату. Составил Вице — Адмирал и Гидрограф Гаврила Сарычев. Санкт-Петербург. В Морской Типографии 1817 года».

Я очень люблю старинные книги. А тут… Что же знали люди о тех водных путях, которые и сегодня еще живы-здоровы?

«Устье Невы, река Нева перед впадением своим в Финский залив, протекая через столичный город Санкт-Петербург, имеет ширины от 120 до 180 саженей, глубины от 25 до 40 футов; нет на ней ни мелей, ни банок…» Хороша река Нева по описанию Гаврилы Сарычева. Будто специально приготовлена для постройки на ее берегах крупного порта. Но не будем торопиться с выводами, а почитаем дальше.

«Невские фарватеры, идущие от устьев реки Невы в Финс­кий залив… Большой фарватер реки Невы от устья ее прости­рается между мелей и банок в Финский залив на шесть верст;

Имеет крутые повороты и неравную ширину… Кроме большо­го невского фарватера есть еще пять малых фарватеров… Все сии фарватеры уже и мельче большого фарватера; бакенов и вех по оным не ставят, и потому мореходные суда держатся всегда большого фарватера». Смотрите-ка, значит, уже в нача­ле XIX века из всех проходов в Санкт-Петербург для крупных «мореходных судов» оставался практически один. Да и по не­му пройти под парусами было непросто. Неудивительно, что стал кое-кто из шкиперов-капитанов избегать фрахтов в рус­скую столицу. Что же делать? После долгих размышлений ре­шили перенести порт в Кронштадт.

Идея была не новой. Еще в 1712 году издал царь Петр Первый указ о принудительном переселении части жителей Петербурга на остров Котлин. Намеревался он сделать остров сей центром нового города. Правда, скоро от этой мысли от­казался. А вот порт на берегу острова прижился, хотя неу­добств было много. Посудите сами: крупные морские суда до­ходили только до Кронштадта и должны были часть груза или весь груз переваливать на лихтеры — несамоходные баржи с малой осадкой. Они-то и доставляли товары по мелководью в Петербург. Лихтеры с грузом двигались только днем и потому путь их от Кронштадта, который сегодня «ракета» на подвод­ных крыльях пробегает за полчаса, занимал несколько суток. В разгар навигации лихтеров и грузчиков не хватало. Пере­возки стоили все дороже. Суда подолгу простаивали на кронштадтском рейде, а порою оставались и зимовать, осо­бенно когда налетала ранняя зима, и мелководный Финский залив замерзал.