Наша Планета Земля

Невские берега

Невские берега

Если доведется побывать вам на невских берегах, выберите хороший вечер и пройдитесь по набережной Невы вдоль все­го Васильевского острова — от Горного института до самой Стрелки. Прогуляйтесь — не пожалеете! Какие только суда не теснятся у гранитных стенок: тут и лесовозы, и сухогрузы, безработные летом ледоколы, промысловые и промышленно-­добывающие суда, плавучие доки и маяки. А сколько обслу­живающих судов: буксиров, спасательных, бункеровочных, пожарных… Сухопутному человеку, не связанному с работой порта, ни за что не представить себе, что такое современный порт, даже если он живет в портовом городе. А тем более, ес­ли портов в городе несколько.

У нас пассажирские суда и паромы причаливают к стенке у Морского вокзала, что находится в конце Большого проспек­та Васильевского острова. Удобно: гости сразу попадают чуть ли не в самый центр Северной столицы.

А быстроходные, по­хожие на жуков — водомерок суда на подводных крыльях, со­вершающие рейсы по Финскому заливу, отходят от Морской пристани. Она тоже на Васильевском острове, но на противо­положном его конце, омываемом Малой Невой.

На той же Малой Неве, только ближе к устью, в конце проспекта Кима на острове Декабристов, раскинулся грузовой Ленинградский Речной порт. Он в нашем городе самый мо­лодой — вступил в строй лишь в 1964 году. Отсюда «грузовые посудины» уходят вверх по реке в Ладогу и дальше по систе­ме каналов разбредаются по водным дорогам, ведущим в иные города страны. Помните: водные перевозки самые де­шевые из всех…

Если же подняться по течению Большой Невы вверх на несколько километров, то за Володарским мостом мы по­падем на пассажирский Речной вокзал. Какие увлекатель­ные экскурсии ждут его пассажиров в Кижах, на острове Валааме… Но главный порт Санкт-Петербурга — это, конеч­но, Морской Торговый на Гутуевском острове!

Вы. конечно, помните, что, отвоевав у шведов невские берега, Петр I сам на шлюпке обошел все берега в дельте Невы, отыскивая подходящее место для закладки будущей крепости. Сначала только крепости — не столицы государ­ства и даже не города-порта. Вместе с приближенными сво­ими он проламывался сквозь нереженые леса, с трудом вы­дирал ботфорты из болотной жижи и видел, что все плохо. Место ну просто никак не годилось для больших построек: не суша, не вода. Невская губа была до того мелководной, что шведские военные корабли отваживались заходить в нее только по фарватеру да с предварительным промером… Но с топкой оконечности лесистого Васильевского острова пе­ред царем открылся такой вид на безбрежное морское пространство, что дух захватывало. Ведь это было Варяж­ское море, древний торговый путь славян, окно в Западную Европу. И… быть посему!

«Природой здесь нам суждено в Европу прорубить окно, Ногою твердой стать при море. Сюда по новым им волнам Все флаги в гости будут к нам; И запируем на просторе…»

Эго стихи из поэмы Александра Сергеевича Пушкина «Медный всадник». Никто лучше не сказал о рождении буду­щей Северной столицы России.