Наша Планета Земля

О широте и долготе

О широте и долготе

О широте и долготе, а также о том, откуда начинать счет.

Сегодня никто в точности не скажет, когда люди начали плавать по морям-океанам и кто был первым моряком. Пред­положим, что в далекие доисторические времена понадоби­лось человеку преодолеть водное пространство. То ли он от погони спасался, а впереди был морской залив, то ли другая какая-нибудь причина погнала его в воду. Плавать он не умел, что делать? Оседлал человек бревно, схватил ветку, от­толкнулся от берега и ну грести! Чем не моряк? Нужда всему научит.

Долгое время первые мореплаватели старались не отходить далеко от берега. Во-первых, суда были не очень надежными. Во-вторых, боялись заблудиться в открытом море. Вы скаже­те: « Что же, у них карт не было?» Карты были, их давно ста­ли чертить. Вот только оказывались они не очень точными, без градусной сетки. А без карты путь в открытом океане без берегов не проложишь и по расписанию из одного порта в другой не придешь. Вот о ней — то, о градусной сетке с парал­лелями и меридианами, мы сейчас и поговорим.

Есть на свете замечательная специальность — штурман. Раньше это была чисто морская профессия. Штурманами на­зывали кормщиков — специалистов по кораблевождению. Они прокладывали курс по звездам и по солнцу определяли местонахождение корабля и отмечали его движение на картах. Сегодня есть штурманы в авиации, есть и сухопутные на дальних перегонах. Одни определяют воздушные пути для са­молетов, другие — по земле для автомобилей. При этом боль­шая часть штурманских забот ныне поручена автоматам.

Еще совсем недавно на стенах рубок морских судов висе­ли небольшие металлические ящики со стеклянными окош­ками спереди. В окошко видна была бумажная лента, разде­ленная на клетки. На поперечных линиях — градусы, на продольных — часы и минуты. Часовой механизм двигал ленту, и перья самописцев вычерчивали на ней непрерыв­ные линии. Одна линия отмечает курс корабля в градусах, другая показывает, в какой четверти компасной картушки следует брать отсчет.

Эти приборы назывались курсографами. Следить за их по­казаниями было необычайно интересно. Вышло, например, судно из Санкт-Петербурга. На курсографе — 30 градусов восточной долготы. Пошло на запад — начинают показания долготы уменьшаться. Оставил корабль Калининград по ле­вому борту — на ленте 20 градусов.

Миновал Киль — 10 градусов. Вышел в пролив Ла-Манш — на ленте вообще 0 градусов. А пошел дальше — и снова начинают нарастать цифры, но теперь уже не восточная долгота на курсографе, а западная.

Сегодня эти заботы поручены автоматам. Автоматы стоят на навигационных спутниках Земли. Они связаны радиовол­нами со штурманскими компьютерами и постоянно отслежи­вают курс. Работать штурману стало легче. Но вот вопрос: как узнали моряки и как договорились между собой, где провести самый первый меридиан, от которого начинать отсчет?

Прежде всего давайте условимся, что положение любой точки на поверхности земного шара можно определить по двум координатам: по широте и долготе. Сегодня — я почти в этом уверен — каждый пятиклассник знает, что это такое.