Наша Планета Земля

Понятие о географических координатах

Понятие о географических координатах

Понятие о географических координатах раньше всего воз­никло в Древней Греции. Уж очень хороши были там астро­номы и географы. С широтой дело сразу обстояло более или менее просто. Еще великий древнегреческий географ Эратос­фен — тот, что первым измерил земной шар — учил: «Из опыта мы знаем, что все звезды неба кружатся вокруг непод­вижной точки, которую занимает Полярная звезда». Во вре­мена Эратосфена, правда, Полярную звезду называли Фи­никийской. Потому что финикийцы были самыми лучшими мореплавателями всего Средиземноморья. Слова древнегре­ческого ученого означали, что на Северном полюсе Поляр­ная звезда должна находиться точно в зените, висеть над самой макушкой прямостоящего человека. А вот спустится наблюдатель с полюса южнее — и звезда окажется уже не над макушкой, а под некоторым углом к ней. Чем ближе подходит человек к экватору, тем ниже над горизонтом видит он Полярную звезду. С экватора же она и совсем не видна. Такое перемещение звезды по небосклону называется склоне­нием, а по склонению можно судить и о географической ши­роте своего местонахождения. В Южном полушарии вместо Полярной звезды следует выбрать какое-нибудь другое поляр­ное светило. В общем, широту научиться определять неслож­но. А вот с долготой пришлось помучиться.

Сегодня может показаться: подумаешь, проблема! Возьми с собою часы, точно выверенные и поставленные по «домашне­му» времени родного города, и отправляйся. Хоть на запад, хоть на восток. Днем, около полудня, выйди на палубу и за­мечай, когда тень от мачты станет самой коротенькой. Это — местный полдень. А сколько показывают часы с домашним временем? Ну, пусть, например, час или два.

Значит, солнцу понадобится именно этот час или два, чтобы от покинутого нами дома добраться до той точки, где находится в данный момент наш корабль. Но если за сутки солнце обходит всю Землю, то есть все 360 градусов, то за один час его путь со­ставит всего 15, а за два часа — 30 градусов. Вот мы и изме­рили долготу своего местонахождения. И никаких сложных приборов не понадобилось, всего-навсего часы…

Но это сейчас кажется таким простым. А раньше… Вот у Магеллана, к примеру, кроме песчаной склянки с песком, которую через каждые 15 минут следовало переворачивать, других часов не имелось. День и ночь стоял у песочных ча­сов вахтенный матрос, внимательно следил за ними и во­время переворачивал. А чтобы самому не заснуть и капита­ну о том не волноваться, через определенное время звонил в колокол — «отбивал склянки». Так с той поры этот обы­чай и повелся на флоте.

Долго люди не могли изобрести точных и надежных ча­сов. А значит, и долготу без ошибок измерять не умели. Как же все-таки попадали корабли в намеченные порты? Моряки — народ хитроумный. Предположим, требовалось экипажу попасть из Европы на один из островов, лежащих на юго-западе в открытом океане. Пожалуйста! Выводит шкипер судно в океан и поворачивает носом прямиком на юг по компасу. Плывет до тех пор, пока нужный остров не оказывается на известной ему широте. Широту — то опреде­лять умели. Тогда он подает команду снова по компасу по­вернуть точно на запад. И дальше уже плыли мореходы по параллели до самого порта назначения. Не правда ли, такое плавание напоминает ход конем при игре в шахматы? Толь­ко море — не шахматная доска. Проиграешь партию — за­ново не начнешь!