Наша Планета Земля

Путешествие Васко да Гама

Путешествие Васко да Гама

Быстрое течение Мозамбикского пролива заставило моряков держаться вдали от берегов. Миновав Софалу, они снова высадились близ устья большой реки. Во время бурь корабли получили такую течь, что их пришлось вытаскивать на берег, чтобы отремонтировать. К тому же почти весь экипаж тяжело болел цингой. Продолжительный отдых и свежая пища вернули матросам доброе расположение духа и все безропотно снова вышли в море. После пятидневного плавания они достигли острова, с которого навстречу португальским кораблям вышло несколько лодок. В них были мавры. Они провели европейцев в удобную Мозамбикскую гавань с арабским населением.

К своему великому изумлению португальцы увидели здесь восточные суда не меньше их собственных, хотя и без палубы. Более того, оказалось, что туземные моряки знали компас, и у них были неплохие морские карты. Когда среди мусульманских купцов разнеслась весть, что прибывшие христиане наводят справки об Индии, они встревожились. Если европейцы достигнут Индии, это может подорвать торговые интересы арабов. И они стали настраивать население против пришельцев. От португальцев с полученной вперед платой сбежали лоцманы. На лодку с матросами, запасавшими на берегу воду, напали неизвестные люди, а затем дело дошло и до открытого столкновения. Да Гама велел открыть артиллерийские порты и выкатить пушки. Несколько удачных выстрелов обратили нападавших в бегство, и шейх запросил мира. Он дал своего лоцмана и проводил португальские суда из порта.

Что — то с самого начала не понравилось командору в поведении льстивого лоцмана. Он велел схватить араба, связать и подвергнуть жестокому допросу. Тот долго запирался, но потом признался, что получил приказ завести португальские корабли на мели.

Медленно, придерживаясь берега, эскадра двигалась дальше на север. И когда на высоком острове они увидели город с плоскими крышами, напомнивший им родные места (то был Момбас), Васко да Гама предусмотрительно велел стать на якоря у входа в гавань. Он отправил в город в качестве послов двух богато одетых преступников, выдав их за знатных особ. Однако никаких враждебных столкновений не последовало.

Свежее мясо и обилие овощей и фруктов изгнали цингу с кораблей, и, наняв нового лоцмана, вполне дружелюбного парня, эскадра отправилась дальше.

Скоро лоцман сообщил португальцам радостную весть, что они приближаются к Мелинде, откуда арабские корабли отправляются в Индию. И действительно: уже на следующий день португальцы прибыли на рейд гостеприимного города. Султан, владевший городом, согласился заключить с Португалией дружественный союз. Получив в подарок драгоценное оружие, он отдарил гостей съестными припасами и пряностями. Сын султана, побывавший на адмиральском корабле, дивился искусной постройке европейских судов и приглашал Васко да Гаму во дворец. Но осторожный португалец вежливо отказался от такой чести. Все экипажи радовались Пасхе и ликовали по поводу того, что самая трудная часть пути была пройдена.

На прощание султан дал португальцам добрый совет плыть в Каликут, важный торговый город Индии, но опасаться пиратов. 12 апреля якоря были подняты и корабли пустились в последнее плавание. Три каравеллы понеслись по безбрежному океану, и этот отрезок долгого пути оказался спокойным и безопасным.

Властитель страны Самудрираджа (португальцы называли его Саморин) принял путешественников приветливо. Но арабские купцы и здесь смотрели на португальцев как на опасных конкурентов. Они пытались задержать Васко да Гаму на берегу, и Паоло уже готовился силой освободить брата. Но Саморин, не желая ссориться с Португалией, велел отпустить адмирала.

Несмотря на препятствия, чинимые местными купцами, португальские товары да Гамы были распроданы, а суда загружены пряностями.

Когда 29 августа 1499 года Васко да Гама вернулся в Португалию, из ста семидесяти человек, ушедших вместе с ним в плавание, осталось только пятьдесят. Среди умерших от болезней был и Паоло да Гама. Тем не менее возвращение адмирала было встречено в Лиссабоне с великим торжеством.

Возможность прямой морской торговли с Индией значительно уменьшила значение старых торговых центров на Средиземном море. Это было тем более важно, что на прибрежные страны тяжким бременем легло турецкое иго. После падения Каира и Александрии опустели рейды владычиц Адриатики — Венеции и Генуи. На первые места стали выходить Лиссабон, Антверпен и Лондон.